Санкт-Петербург. "У нас есть мысли о выходе на IPO". Интервью с совладельцем группы компаний "Рубеж" Василием Верюжским

27 декабря 2007, 13:10
Большинство крупнейших игроков мясного рынка, начавшие свою деятельность с импорта, сегодня активно развивают новые направления бизнеса — от производства мяса до его переработки. Самый крупный импортер мяса в России — группа компаний "Рубеж", долгое время остававшаяся достаточно закрытой компанией, также недавно заявила о масштабном расширении своего мясоперерабатывающего производства. О дальнейших планах по развитию компании и своем видении мясного рынка рассказал ее совладелец ВАСИЛИЙ ВЕРЮЖСКИЙ.

— Как вы оцениваете перспективы производства отечественного сырья для мясной отрасли?

— На сегодняшний день правительство оказывает очень большое внимание развитию сельскохозяйственных программ. Уже заметны шаги в этой отрасли, потому что многие коммерсанты быстро откликнулись на правительственную программу и вложили свои средства в сельхозпроекты. Если посмотреть на импортеров, то больше половины из них — например, "Оптифуд", "Евросервис", "Белый фрегат" — вложили деньги в птицеводство. Сегодня оно наиболее перспективно. Дальше идет свиноводство — на подходе завершение крупных проектов в различных областях России. Назову здесь "Мираторг", группу "Черкизово". Основная отечественная проблема — в качестве выпускаемой свинины, которое пока не достигло показателей Европы или Бразилии, поэтому пока она еще не так востребована, как импортная. Тем не менее на рынке ее уже довольно много.

— А говядина? Какова сейчас, по вашим оценкам, доля отечественной говядины на рынке?

— Она минимальна. Опять же, я знаю, что некоторые пытаются выращивать бычков, но в основном то, что попадает на рынок, это остатки от "молочного направления". Такой принцип был заложен еще в советское время, но и сегодня крупный рогатый скот служит в основном молочной отрасли. Дело в том, что от необходимости производить молоко уйти невозможно, так как отрасли нужно именно собственное сырье. И никаким сухим молоком его не заменить. Поэтому приходится заниматься развитием именно молочного животноводства. Переработчики сами вынуждены содержать сельскохозяйственные предприятия, для того чтобы обезопасить себя от нестабильных поставок сырья для своих заводов. Это и "Вимм-Билль-Данн", и многие другие крупные компании. А профильные мясные компании в говядину вкладываться не торопятся. Это связано с тем, что у нас нет таких условий, как, скажем, в южноамериканских странах, для выращивания крупного рогатого скота. У них скот круглый год — на свободном выпасе, и затраты на его выращивание — минимальны. Никакая программа не позволит изменить климатические условия. Поэтому здесь, на мой взгляд, не все так радужно, как в птицеводстве и свиноводстве.

— А какие у вас сельскохозяйственные проекты?

— У нас есть пять птицефабрик в Новгородской и Псковской областях. Прежние их названия "Псковская", "Первомайская" и три птицефабрики "Русского бройлера". На предприятиях идет модернизация, которая продлится три года, мы уже вложили в нее порядка 500 млн руб. Кроме того, эти птицефабрики разного профиля — две по производству "родительского" яйца и три по выращиванию бройлеров. Пока у нас запущены только "родители", а в конце года мы начнем высаживать птицу для выращивания бройлеров. В наших планах — в течение двух-трех лет довести производство мяса птицы до 35 тыс. т в год, а через пять лет выйти на уровень 60—70 тыс. т в год. Мы уже разрабатываем новый бренд для собственного куриного мяса, название я пока сказать не могу.

— Многие считают, что мясо — это небрендовый продукт...

— Почему? Сейчас отношение к этому меняется. У многих заводов, которые созданы еще в советские времена, название уже является брендом. Не очень удачным, но его знает народ, к нему уже привыкли. Однако есть и те, кто продвигает бренды, не связанные с маркой завода. Также и в птицеводстве. Есть просто название птицефабрики, например, вы смотрите на него, когда покупаете яйцо. Здесь каждый идет своим путем. Мы же выбрали путь создания именно брендов, потому что птицефабрик у нас много и названия у них разные и не самые удачные.

— Как у вас за последнее время изменились объемы сбыта?

— У нас существует программа развития нашей компании. В прошлом году мы дошли до 278 тыс. т в год поставок птицы, свинины и говядины. На сегодняшний момент мы продолжаем эту цифру поддерживать. Расширяется только ассортиментная матрица поставок. Мы активно работаем с ритейлом и отслеживаем, на какие продукты есть спрос. Например, в общем объеме продукции растет ассортимент охлажденного мяса.

— Многие компании сейчас развивают собственные сети логистических терминалов. У вас есть такие планы?

— В будущем году завершится строительство нашего низкотемпературного терминала в Петербурге. Он рассчитан на 40 тыс. т хранения, полностью автоматизирован и по своим объемам не имеет аналогов в России. Петербург для нас является не только розничным рынком, но и перевалочным пунктом — это же морские ворота. Затем можно выходить и в другие регионы.

— Какой у вас источник финансирования? Есть ли у вас планы по привлечению какого-то зарубежного или российского инвестора, выход на IPO?

— На данный момент у нас есть опыт размещения облигационных займов (мы уже таким образом привлекли 1 млрд руб.). В принципе мы думаем пойти по этому пути и дальше. Может быть, потом станем уже выставлять свои продукты на международный рынок и, может быть, на IPO выйдем. Такие мысли есть.

— Как вы оцениваете перспективы роста объемов рынка в целом? Как отличается потребление мяса в России и Европе?

— Значительно — почти в два раза. Но, наверное, статистика несколько искажает реальное положение вещей. Никто не рассчитывает, что у нас, например, развита охота. Что выращивается на подсобных хозяйствах, тоже никто до конца рассчитать не может. Я езжу по глубинке, смотрю, что реально происходит. Многие выращивают свиней и держат корову, кроликов, кормят свои семьи и за счет охоты. Я недавно был на Белом море, туда машинами вообще никак не добраться. А охотники добираются. Разговаривая с ними, я понял, что это достаточно серьезная часть "продовольственной корзины" в их семьях. Возможности для роста есть — ведь по медицинским нормам потребления положено 80 кг мяса в год, а сейчас россиянин съедает в среднем 40—60 кг. У нас свои преимущества — мы смогли создать коллектив сильных менеджеров различного уровня плюс труд и инновации. Сейчас от труда и мозгов исходит все.Группа компаний "Рубеж" — лидер российского рынка по импорту говядины, свинины и мяса птицы. Основана в 1994 году. Сегодня "Рубеж" объединяет более сорока торговых, производственных и логистических компаний, расположенных в Санкт-Петербурге, Москве, Новгороде и Псковской области. Основные направления деятельности: импорт мяса и мясопродуктов, региональная оптовая торговля, птицеводство, производство колбасных изделий и мясных деликатесов (ТМ "Шеф-Повар"), оказание транспортных и складских услуг. В число клиентов входит свыше 500 операторов мясного рынка — мясоперерабатывающие заводы (среди крупнейших можно выделить "Черкизовский", "Останкино", "Парнас", "ПИТ-Продукт", "Петербурженка"), оптовые дилеры, а также крупные розничные сети Санкт-Петербурга ("О'кей", "Лента", "Пятерочка", "Карусель", "Квартал", "Перекресток").

Справка:

ВАСИЛИЙ ВЕРЮЖСКИЙ родился в 1966 году в Санкт-Петербурге. В 1989 году окончил Балтийский государственный технический университет. Возглавляет предприятия группы "Рубеж" с 1994 года. В компетенцию Василия Верюжского входит формирование стратегии развития бизнеса группы, общее руководство управляющей компанией и дочерними предприятиями, управление механизмами корпоративного контроля. Женат, имеет троих детей.

RBC Daily

Также в разделе:

В Петербург привезли 28 тонн зараженной листериями говядины...

Санкт-Петербург: Россельхознадзор задержал около 67 тонн свиного шпика из Гамбурга...

В июле в Петербурге подскочили цены на продукты...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.