23 августа 2007, 09:58
В Англии свирепствует ящур, в Грузии – африканская чума свиней. Дня не проходит, чтобы Россия не запрещала поставки мяса из какой-нибудь страны. Сообщения Россельхознадзора напоминают фронтовые сводки. Насколько серьезна эпизоотическая обстановка в мире? Какие вирусы бродят на границах России? Насколько они опасны для россиян и отечественного животноводства? Почему на самом деле не решается вопрос с польским мясом: где дело, а где политика? Обо всем этом в откровенном интервью рассказывает «Аргументам неделi» начальник Управления ветеринарного надзора Россельхознадзора Николай ВЛАСОВ.

Мясные отстойники

– НИКОЛАЙ Анатольевич, на днях в Великобритании была зафиксирована вспышка ящура, после чего Россия ввела запрет на ввоз мяса свинины и диких копытных животных из Туманного Альбиона. Чуть ранее был обнаружен птичий грипп в Чехии, выявлена сальмонелла в продуктах из Германии, Бельгии, Франции. Ощущение, что вся Европа в огне.

– Огнем называть это нельзя. Просто в природе все процессы, которые касаются живых организмов, протекают циклично. Например, у гриппа птиц цикл длится в среднем 27 лет, у бешенства – 5–6 лет. Если сегодня ты имеешь очень хорошую обстановку, то через 2–3 года жди больших проблем, если очень плохую, то – наоборот. В частности, по бешенству ситуация находится на пике или близка к нему.

Кроме того, Евросоюз расширил свои границы, включив новых членов. А так как в Европе все товары перемещаются свободно, общий уровень ветеринарной безопасности снизился. Цепь всегда крепка настолько, насколько прочно ее самое слабое звено. Эпизоотическая обстановка в ЕС такая, как в самой неблагоприятной стране из его состава.

А общего ветеринарного контроля в рамках всего конгломерата нет. Часть функций выполняют национальные ветеринарные службы стран, часть – должны взять европейские надгосударственные органы. Но как это организовать, непонятно. Международным эпизоотическим бюро разработана только методология управления рисками для национальных служб.

– Кто самое слабое звено в Европе?

– Восточноевропейские страны: Румыния, Польша, Чехия, Балканы.

– Уже 2 года действует мораторий на ввоз польского мяса. Вопрос перешел в политическую плоскость. Разве специалистам так сложно договориться об общих правилах ветеринарного контроля? Или «мясной вопрос» искусственно не решается?

– Специалисты давно договорились бы между собой. У нас были подобные конфликты с Прибалтийскими странами. Еще более сложный инцидент по рыбе – с Норвегией, где рыболовное предприятие проверялось лишь раз в 175 лет. И что? В Прибалтике немного пошумело эстонское правительство, а в Норвегии руководство страны даже не стало в это дело вмешиваться – просто выделило дополнительные деньги ветеринарной службе, которая за полгода уладила проблему.

У поляков конфликт выскочил на политический уровень. Разговоры про то, что это реакция России на размещение системы ПРО, – ерунда. Радары появятся не только в Польше. По этой логике, Россия должна была вводить меры к Литве, Грузии, которые территориально ближе и потому опаснее.

В экономическом плане поляки как поставщики мяса для России значения не имеют. При сравнении с импортом из Германии Польшу «под микроскопом» не видно.

– Правда ли, что Польша является неким отстойником, куда поступает некачественное мясо со всей Европы и затем поставляется в другие страны, в том числе и в Россию?

– Отстойники разного рода мясного неликвида в Европе – это контейнерные порты, имеющие статус свободных: Амстердам, Роттердам, Гамбург.

В Польше тоже есть большие порты, но куда важнее другая составляющая – позиция государства. Если по государственной системе проходит сигнал – зарабатывайте любой ценой, то страна превращается в прибежище для жулья. Ведь легче всего заработать на криминальных операциях.

Польша пережила две реформы. Первая – переход от социализма к капитализму, вторая – вступление в ЕС. Для восточноевропейской страны это был стресс. Закрылись многие производства, наполовину сократилось сельское хозяйство. А шок для государства – всегда ослабление надзорной и правоохранительной функций власти.

И если в Польше образовалась некая «шайка», которая может «перетарить» бракованные сосиски и отправить в другую страну, например в Россию, то в Польшу будет поступать всякая дрянь. Это принцип сообщающихся сосудов. Если брака не хватит в Европе, то его станут из Латинской Америки везти.

– Как долго будет существовать проблема с польским мясом?

– Европейцы 4 раза проверяли польские предприятия. Сделали ряд замечаний. Но результаты ни одной из проверок нам не показали. Мы предложили провести совместное мероприятие со специалистами Евросоюза. Опять – отказ.

Хлорированные «ножки Буша»

– НАСКОЛЬКО серьезна в целом проблема контрабандного мяса в России?

– Есть два типа контрабанды. Первый – приграничный, когда китаец берет пару коробок мяса и тащит их через Амур в Россию. Защитой здесь служит зона вакцинации вдоль границ.

Второй тип – коммерческая контрабанда, когда мясо завозится пароходами, автопоездами, фурами. Один морской контейнер весит до 60 т: 5–10% сверху занимают мороженые овощи, остальное – мясо. Стандартный объем нелегальной партии – две-три сотни таких контейнеров. Опасность тут гораздо выше: это может быть, например, мясо антилоп из Экваториальной Африки с букетом всякой заразы.

К счастью, процент контрабанды небольшой. Если бы объемы нелегального ввоза были существенны, то цены на мясо из-за дешевизны контрафакта упали бы.

– Кто является основным источником контрабанды?

– Страны, ввоз мяса из которых запрещен: Китай, Индия, Юго-Восточная Азия, Африка. А также развитые государства – США и Канада, страдающие от перепроизводства. В Америке постоянный избыток куриных окорочков и внутренних органов крупного рогатого скота. Там едят только куриные грудки и говядину без костей. Остальное сбывается в другие страны.

Почему? Наиболее безопасный продукт животноводства – молоко, потом – чистое мясо, далее следует мясо на костях и самые опасные – внутренние органы.

– На днях группа ваших специалистов поехала в США инспектировать предприятия по убою и переработке свиней. Что ожидаете от этой поездки?

– Обычно из 10 предприятий проходят аттестацию около 6, на остальные накладывается запрет до устранения замечаний. Американский бизнес очень жесткий. Такая конкуренция, как там, нашим производителям в страшном сне не снилась. Если можно сэкономить на чем-то цент, то это будет сделано. Американских бизнесменов можно только заставлять соблюдать нормы безопасности.

– Кстати, утихли разговоры о «ножках Буша». Проблема решена?

– В конце 1990-х во время одной из поездок в США мы столкнулись со следующей ситуацией. Предприниматели решили уменьшить расходы на транспортировке кур. Чтобы летом не поддерживать в холодильнике грузовика -200, на что расходуется на 60% больше топлива, куры без заморозки везлись на корабль. В порт тушки приходили уже воняющими. Их вываливали на пол ангара, через систему пожаротушения подавали раствор с хлоркой и марганцовкой. А потом поливали перекисью водорода, чтобы отбить запах хлорки. Сейчас таких откровенных нарушений уже нет. Но разных уловок все равно хватает.

Впрочем, в подобных нарушениях не стоит винить одних американцев. Конт­рабанду нельзя ввезти в Россию, если не иметь здесь сообщников. Для нас огромная проблема – Санкт-Петербургский порт, через который поступает половина импортных ветеринарных грузов. Там обосновалась крупная криминальная группировка с хорошо налаженными международными связями. Идет борьба и с преступниками, и с «крышующими» их чиновниками.

Грузия подложила России свинью

– НА ГРАНИЦАХ с Россией «дремлет» кукурузный жук, который может в случае проникновения уничтожить до 70% урожая кукурузы. Какие еще опасности «бродят» на наших рубежах? Какова эпидемиологическая обстановка внутри страны?

– Я затрудняюсь назвать тот вирус на белом свете, которого бы не было у наших границ. Международные связи России сейчас настолько широки, что торговля идет практически со всеми странами мира.

Сейчас сюрприз подсунула Грузия. Убрав ветеринарный контроль со своих границ, они получили эпидемию африканской чумы свиней. Хотя о подобном повороте событий Саакашвили предупреждал генеральный секретарь Международного эпизоотического бюро Бернар Валла, не поленившийся лично приехать в Тбилиси. Теперь болезнь грозит распространиться на Абхазию, где обнаружены сплавленные по рекам трупы мертвых свиней. Так недальновидная политика грузинского руководства становится головной болью соседних стран.

Но российская ветеринарная служба – одна из сильнейших в мире. Несмотря на вспышки ящура и птичьего гриппа, жесткий контроль на границах, который осуществляет Россельхознадзор и за который многие нас ругают, не позволяет инфекции проникнуть в глубь страны.

В целом в России наблюдается небольшое улучшение, но мы понимаем, что происходит это за счет уменьшения поголовья. При этом есть отдельные болезни, ситуация по которым становится хуже, – это бешенство. Россия остро нуждается в федеральной программе, но на нее никак не удается получить деньги.

– Какие вызовы может преподнести природа? К чему вы готовитесь?

– Последняя новая болезнь животных появилась в 1987 году. С года на год должен возникнуть новый вирус.

Аргументы и факты

Также в разделе:

В Петербургском порту вновь задержаны куриные четверти из Бразилии...

27 тонн куриных окорочков задержаны в порту Петербурга...

В торговом порту Петербурга приостановлено движение 160 тонн запрещенной мясной продукции из Бразилии...

Санкт-Петербург: 25 тонн свиных субпродуктов задержаны на пути в Гонконг...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение